Домой Все обо всем В России более двух тысяч незрячих студентов. Как они живут и учатся

В России более двух тысяч незрячих студентов. Как они живут и учатся

19
0

По данным экспертов, в нашей стране сегодня живет более двух тысяч студентов. Как незрячие школьники сдают ЕГЭ? Могут ли они поступить в вузы? Чему учат в школах для слабовидящих? Как учиться, если ты ничего не видишь? Об этом «РГ» поговорила с тифлокомментатором, руководителем федеральной программы «Особый взгляд» Ксенией Дмитриевой и студенткой одного из столичных вузов Александрой Пасечник.

В России более двух тысяч незрячих студентов. Как они живут и учатся

В моем представлении слепой человек самостоятельно не может ничего, даже поговорить по телефону. Попробуйте закрыть глаза и ответить на звонок или вслепую набрать номер. Я промахнулась. Но молодые слепые — люди особые. Они умеют жить наравне со всеми. Ведут аккаунты в соцсетях, общаются со сверстниками, сдают ЕГЭ, поступают в вузы, работают и не считают свою жизнь подвигом.

Александра Пасечник абсолютно незрячая. Саша — студентка 3-го курса факультета иностранных языков Московского Городского педагогического университета. Мы разговариваем с ней по телефону. Голос у Саши легкий, характер — общительный. Спрашиваю, трудно ли было поступить? Саша смеется и говорит, что нужно было просто все выучить, запомнить и сдать.

— У вас невероятная память? — мне сложно представить, как запомнить все на слух, даже если многое ты "читаешь по Брайлю".

— Запомнить все не реально, в чем-то мне просто повезло, — говорит Саша. — Я сдавала ЕГЭ, как и все выпускники. Правда, нам увеличивают время сдачи, писать по Брайлю дольше, чем ручкой на бумаге. На экзамене мне дали заранее подготовленную книжечку (тексты заданий, "переведенные" на Брайль — прим. ред.), ответы нужно было записать грифелем в другую тетрадку. В августе я узнала, что поступила.

Спрашиваю Сашу, трудно ли учиться? Даже если у тебя есть программа, которая переводит текст в аудиоформат, и даже если некоторые учебники переведены на Брайль, как выучить латынь, английский, французский? Как научиться читать буквы и их сочетания, если ты их не видишь?

— У меня на компьютере есть программа преобразования текста в речь, она читает, но, чтобы выучить новые слова нужно все-таки смотреть на символы, — соглашается Саша. — Английский я выучила с говорящей программой и дисплеем Брайля, но, он к сожалению, отслужил свой срок. Сейчас у меня второй язык французский, язык новый, структура его мне не знакома, буквы и их сочетания читаются по-другому. Пособий по Брайлю у меня нет.

И тут на помощь приходят люди.

— Мы с однокурсниками друг другу помогаем, — рассказывает Александра. — Если нужна какая-то помощь в домашней работе, я могу помочь, если что-то не могу найти, мне помогут. С преподавателями тоже хорошие отношения, всегда поддержат. Правда, поначалу, бывало, разное. Например, нужно сделать презентацию: вставить логотип и сделать красивую презентацию без зрения сложно. Незрячий потратит намного больше времени на её оформление, чем зрячий. Я пыталась делать их сама, но у меня не получилось хорошо, поэтому прошу помочь друзей или сестру.

А экзамены и зачеты? Тащить билет и снимать его на телефон, чтобы программа озвучила? Саше нравятся мои неуклюжие предположения, но в реальности ей присылают вопросы по электронке или преподаватель читает вопросы вслух. Ничего себе, жизнь на равных! Мы с вами можем написать "шпору" и при случае воспользоваться, а Саша должна быть постоянно ко всему готова, никаких шпаргалок и списываний со смартфона, все по-честному.

Неловко спрашиваю полную сил и энергии девушку, может ли она сама передвигаться. "Легко, — говорит Саша. — Я хорошо ориентируюсь в пространстве. Для меня самое главное понять и составить в голове карту, как выглядит здание. Да, я не могу "прочитать" номер кабинета без помощи зрячего человека, но я нашла выход — при помощи камеры на телефоне, хотя, честно говоря, проще спросить".

Дать ребенку белую трость и выставить его на улицу осваивать мир, — я бы так точно не смогла. И лишила бы ребенка нормальной жизни. Сашина мама тоже очень переживала долгое время, но в конце концов, поняла, что все время водить за ручку нельзя и отпустила.

— В старшей школе я начала ездить сама, — рассказывает Саша. — Когда я жила в Подмосковье, дорога занимала час-полтора. Сначала было трудно коммуницировать с людьми, я переживала, что неудобно дернуть человека, отвлечь и что-то спросить, но это быстро прошло.

Я слышу, как Саша улыбается. Ну хорошо, а что потом? Саша говорит, что надеется найти работу по специальности и работать. Пока я мычу что-то невнятное про личную жизнь и вообще, про жизнь, Саша уже поняла, что я хочу спросить.

"А, у меня есть молодой человек, и вообще я живу обычной жизнью обычной студентки, — говорит девушка. — Прихожу с лекций, готовлю обед, отдыхаю, смотрю видео или читаю книжку". — Э-э-э, в смысле "смотрю"… — опять мычу я. — "Ну да, мы, слепые, не говорим: "слушать видео", "слушать книжку". У меня есть аккаунт "ВКонтакте" (я за то, чтобы у каждого человека было личное, собственное, пространство в интернете), я подписана на разные каналы в Telegram, читаю, переписываюсь, общаюсь. Тоже с помощью специальной программы, которая преобразует текст в речь. В общем, если что, пишите мне в любой мессенджер, я обязательно отвечу".

Компетентно

Тифлокомментатор Ксения Дмитриева, руководитель благотворительной программы "Особый взгляд" (занимается развитием доступной среды для незрячих людей) несколько лет назад придумала проект "Спектакли-невидимки". Эти спектакли смогли "посмотреть" тысячи незрячих детей. Ксения рассказала "РГ" с какими трудностями сталкивает незрячий ребенок в первом классе школы и на первом курсе вуза.

Ксения, почему на городских улицах есть тактильная плитка, "таблички на Брайле", а людей с белой тростью не видно? В школах не учат ориентации в пространстве?

Ксения Дмитриева: В России около 100 школ для незрячих и слабовидящих детей. Это школы смешанного вида, то есть, тотально незрячие дети учатся с детьми с различными проблемами зрения. В школах есть специализированные занятия, в том числе и пространственная ориентировка. Но поскольку сегодня не существует ГОСТов по обучающим программам, в каждой школе на этих занятиях может происходить что-то свое. Где-то в эти часы могут играть в шахматы, где-то изучать бытовые моменты. В итоге, незрячий ребёнок, становясь уже взрослым, выходит из школы и не умеет самостоятельно передвигаться. Еще одна проблема — гиперопекающие родители. Тревожась за ребенка, они не отпускают его самостоятельно передвигаться. И когда ребёнок заканчивает школу, он не знает ни маршрутов, ни триггеров, которые помогают ориентироваться в городе — как определить цвет светофора, как понять, в какую сторону едут машины и т.д. И еще одна проблема, люди, которые потеряли зрение будучи взрослыми. Здесь еще сложнее, они не хотят брать белую трость, потому что не хотят ассоциировать себя с инвалидностью.

Что нужно сделать, чтобы слепые люди вышли на улицу?

Ксения Дмитриева: Для начала, должна быть правильная система образования, которая позволит незрячим людям научиться ориентироваться в городе и в стране. Нужно знать нюансы, которые позволят перемещаться человеку на любом транспорте. Незрячий человек должен не только уметь владеть белой тростью, но и знать логистический маршрут. В нашей стране действует программа "Доступная среда", которая позволяет обеспечить город и тактильной плиткой, и пандусами, и табличками Брайля. Большой плюс — современная система навигации, программы, которые установлены в гаджетах. Но тактильной плитки, табличек на учреждениях и системы "Умный город" (приложение, которое отслеживает автобусы, благодаря которому незрячий человек может поймать нужный автобус ему на остановке) недостаточно. Чтобы все это работала, нужно, чтобы незрячий человек знал, что обозначают, например, косые или прямые линии, точки на тактильной плитке, уметь пользоваться приложением, знать, где могут располагаться таблички Брайля. У нас же не всегда эти таблички устанавливаются правильно, она может висеть под стеклом или вверх ногами, потому что подрядчики не проверили, к сожалению, информацию по установке. Такие ошибки до сих пор встречаются достаточно часто.

С какими проблемами может столкнуться слепой выпускник школы, сдавая ЕГЭ?

Ксения Дмитриева: Все материалы экзаменов нужно адаптировать на Брайль. Если задания с картинками и их сложно адаптировать, то они заменяются. На экзамене на специальной бумаге шилом с помощью системы Брайля школьник пишет ответы. После этот документ совместно с бланком обычного экзамена сдает в конверте. Конверты попадают в специальные учреждения, выделяется день, когда приходят специалисты, тифло-педагоги и под камерой в специальном зале "переводят" Брайль на русский, английский или математику. И здесь возникает проблема, на которую часто жалуются незрячие люди — при переписывании тифло-педагог допустил ошибку, очень часто это случается на языковых экзаменах.

Предположим, слепой выпускник стал студентом, какие препятствия ждут его в вузах?

Ксения Дмитриева: Чаще всего преподаватели и сотрудники вузов не в курсе, как правильно адаптировать программы для незрячих людей. У них могут быть какие-то теоретические знания на этот счёт, но системно подход не отработан. Тогда незрячий человек должен объяснить, как правильно с ним общаться и проводить занятия. Например, если идет лекция и преподаватель что-то пишет на доске, незрячему студенту нужно просить преподавателя, чтобы он тифлокомментировал запись. Еще одна проблема — отсутствие адаптированных учебников для незрячего человека. Безусловно, электронная версия книги удобнее напечатанной на Брайле. Если студенты могут взять учебник в библиотеке или купить, найти эту книгу онлайн, то незрячий человек уже в ситуации не на равных, потому что далеко не все учебники адаптированы, не все переложены на аудиодорожки. И это мы сейчас говорим о русскоязычных изданиях.

Если человек изучает языки, ситуация еще сложнее. Не все программы экранного доступа, помогающие слепым пользоваться компьютером, переводящие визуальный ряд (кнопки, тексты) в звук, способны правильно читать язык. Например, на латыни буквы и сочетания читаются одним образом, на английском — другим, на французском — третьим. И единственной возможностью изучать язык становится Брайлевский дисплей, специальное устройство, которое присоединяется к компьютеру и может с помощью шеститочий выводить все данные о словах. И студент, по факту, читает руками. Но дисплей стоит дорого, около 200 тысяч рублей. Есть несколько прецендентов, когда устройство выдавалось библиотеками для незрячих или ресурсными учебно-методическими центрами. Нужным количеством технических средств реабилитации сегодня не может похвастаться ни один вуз. Это не значит, что во все вузы страны нужно закупать дисплеи и принтеры. Было бы правильнее, если бы ресурсные учебно-методические центры выдавали студенту на время обучения необходимую технику. Сегодня у нас есть такая практика, но, к сожалению, дисплеев на всех не хватает. Мы в середине года проводили мониторинг по всем ресурсным учебно-методическим центрам, оказалось, что на всю страну всего 36 дисплеев Брайля, при том, что незрячих студентов более двух тысяч человек.

Кстати

Активных слепых, которые живут на равных, на которых может ориентироваться зрячий человек, сегодня немало. "Меня зовут Владимир Васкевич, мне 27 лет и больше всего на свете я люблю путешествовать. Но делаю это, в отличии от многих, с закрытыми глазами. Короче, я слепой". Так начинается видео-проект Владимира о путешествии по России "Куда глаза не глядят". Про слепого туриста "РГ" уже рассказывала. Владимир закончил мехмат, умеет управлять яхтой, объездил Европу, побывал на Карибских островах, читает лекции, ведет мастер-классы, написал и издал книгу "Путешествие без границ", женился, одним словом, живет во всю мощь и радуется жизни, несмотря на инвалидность I группы и полное отсутствие зрения (во младенчестве Володе поставили страшный диагноз — рак сетчатки).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь