Домой Все обо всем Ольга Казакова: В России появится перечень разрешенных в школе электронных ресурсов

Ольга Казакова: В России появится перечень разрешенных в школе электронных ресурсов

251
0

Зачем нужен перечень цифровых учебников? Почему не стоит отменять ЕГЭ? На вопросы «Российской газеты» отвечает председатель Комитета Госдумы по просвещению Ольга Казакова.

Ольга Казакова: В России появится перечень разрешенных в школе электронных ресурсов

Ольга Михайловна, вступил в силу закон о госэкспертизе электронных образовательных ресурсов. Ждем перечень рекомендованных интернет-учебников?

Ольга Казакова: До сих пор электронные информационные ресурсы, которыми пользовались в школе, государство никак не регулировало. А здесь и готовые видеопрезентации, задания, лекции по разным предметам — миллионы виртуальных страниц. Сегодня без такой цифровой помощи мало кто из учителей обходится. Школы сами выбирают из того, что есть. Если государство несет ответственность за содержание, которым наполнены школьные программы, то нужны законные возможности влиять на эти программы.

Почему бумажные учебники мы проверяем очень тщательно, выдавая "визу", а виртуальные материалы оставляем без внимания?

Конечно, при желании проверить то или иное издание и раньше никто не мешал, но законного основания не пустить такой продукт в школу не было. Теперь оно есть у министерства просвещения, которое и будет формировать базу проверенных электронных образовательных ресурсов по аналогии с федеральным перечнем бумажных учебников.

Важно: для создателей таких ресурсов никаких дополнительных затрат не предполагается. Они, при желании, конечно, просто отдают свой продукт на экспертизу в минпросвещения. А замечания в электронной форме исправить куда проще, чем в бумажной: всего пара кликов.

Когда появится перечень?

Ольга Казакова: Закон вступает в силу с 1 января 2023 года. А уже совсем скоро, этой весной эксперты министерства просвещения представят свое видение работы и расскажут, как школам и учителям пользоваться перечнем и где его найти.

Сам перечень ресурсов, которые будут разрешены к использованию в школах, должен быть готов к 1 января 2023 года. Подчеркну — это будет не рекомендация, а жесткая норма: использовать ресурсы, не указанные в перечне, запрещено.

Какие законы в разработке сейчас? Чего ждать в ближайшее время?

Ольга Казакова: Первая и практически уже готовая инициатива — отказ от термина "услуга" в системе образования. Это поручение президента.

На рассмотрении и некоторые вопросы совершенствования Единого госэкзамена. В пандемийные годы в виде исключения ЕГЭ не сдавали ребята, которые после школы не поступают в вузы. Возможно, эта схема применима и в "мирное" время. Но здесь подходить нужно очень аккуратно, продуманно: чтобы не нарушить права тех ребят, которые не сдадут ЕГЭ, а потом передумают и захотят поступить в вуз. А экзамен можно будет сдать только на следующий год.

Много вопросов приходит о поддержке детей из разных льготных категорий при поступлении в колледжи и вузы. В том числе это дети военнослужащих, погибших при исполнении долга, дети врачей, которые ушли во время борьбы с пандемией.

И нужно внимательно пересмотреть все нормы, которые работают не на единство системы, а, напротив, создают излишнюю вариативность, поскольку отданы на усмотрение учредителей, как, к примеру, группы продленного дня.

Перечень ресурсов, разрешенных для школ, должен быть готов к 1 января 2023 года. Использовать не указанные в нем электронные материалы будет запрещено

Как вам идея цифрового портфолио школьника как дополнения к ЕГЭ?

Ольга Казакова: Мы же помним — ЕГЭ появился как решение проблемы субъективной оценки знаний школьников. Чтобы все были в равной ситуации. Сегодня в ЕГЭ стало гораздо больше творческих заданий, но и их оценка приведена к общему знаменателю.

Если мы говорим о портфолио, то необходимо очень четко определить, какие достижения учитывать. Здесь я была бы осторожна в инициативах: важно не "сбить" систему справедливости.

Например, у ребят из сельских школ порой меньше возможностей участвовать в каких-то мероприятиях, которые доступны школьникам в крупных городах. Конечно, нужно принимать во внимание и общественную жизнь, и творчество. Но только так, чтобы все дети имели равные условия.

Две трети учителей главной проблемой называют вал бумажной работы: не остается времени на уроки. Стартовал мониторинг ситуации в регионах. Что дальше?

Ольга Казакова: Минпросвещения запрашивает от школ только семь документов. Всё. Откуда берутся остальные — непонятно. Учителям приходится заполнять массу ненужных бумаг. Думаю, по итогам мониторинга появится законодательная норма — как минимум запретить требовать от учителя непрофильную отчетность.

Только в этом году на масштабную программу капремонта школ выделено 67 миллиардов рублей. Какими теперь будут школы?

Ольга Казакова: Школам рекомендовано предусмотреть спортзал или спортивный клуб, театральную студию — там, где позволяет площадь, комнату школьника — место, где могли бы работать детские движения. Программа капремонта — это не только фасады, крыши, полы… Это полное обновление инфраструктуры: оборудование, инвентарь.

А медицинские кабинеты?

Ольга Казакова: Этого хотят и родители, и учителя. Причем речь, в том числе, и о стоматологических кабинетах. Но, прежде чем это делать, мы должны быть уверены, что будет закуплено медицинское оборудование, что система здравоохранения готова прикрепить к школам врачей, чтобы медик находился там постоянно.

В 90-е годы вы работали учителем русского языка и литературы. Что было самым сложным тогда?

Ольга Казакова: Сложным для меня был уход из школы. Это было году в 1996-м. Тогда решили, что в школах больше не будут заниматься воспитанием. В такой школе работать я была не готова. Поэтому сейчас я очень позитивно отношусь к возврату воспитательного момента в школы. Нужно говорить и о коллективе, и об уважении, о важности трудового воспитания.

Это когда дежурные по классу после уроков подметают, моют подоконники, поливают цветы? Почему сегодня некоторые родители против того, чтобы ребенок в школе брал в руки веник?

Ольга Казакова: Не понимаю. Ведь это простые бытовые нормы. Не вижу ничего зазорного в том, чтобы взять тряпку и вытереть подоконник. Понимаю, когда у ребенка аллергия на пыль или сезонный поллиноз — тогда, конечно, не нужно участие в субботнике, потому что это опасно.

А уроки труда в современной школе нужны?

Олька Казакова: Мое мнение — конечно, нужны. Помню, как в моей школе девчонки на "труде" готовили, а мальчишки на перемене приходили дегустировать. Да это было событие! Так же как и для парней — научиться работать дрелью и потом помочь маме дома.

Вопрос ребром

Почему постоянно появляются предложения об отмене ЕГЭ?

Ольга Казакова: Когда я слышу "давайте отменим", то возникает логичный вопрос: "А чем заменим?". Статистика говорит: недовольны Единым госэкзаменом чаще те, у кого есть личный негативный опыт. Например, дети усиленно занимаются с репетиторами, родители вкладываются в подготовку, педагог дает гарантию на 95+ баллов. А ребенок на экзамене получает 75. И если ребенка на этапе подготовки к экзамену "пережимали", то после неудачи он может получить серьезный психический срыв. Но ведь не баллы ЕГЭ решают судьбу наших детей и делают их счастливыми, а возможность найти себя в жизни.

Сегодня, встречаясь со школьниками, уже не вижу в их глазах того страха по отношению к ЕГЭ, какой, возможно, был "на заре" экзамена. Сейчас база контрольно-измерительных материалов, на которых строится ЕГЭ, ясна в начале учебного года. Но есть еще задания, которые чрезмерно сложны и требуют корректировки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь