Домой Все обо всем Новая программа госгарантий: какие риски несет она для пациентов

Новая программа госгарантий: какие риски несет она для пациентов

229
0

Планируемое снижение стоимости тарифов в программе госгарантий для отдельных клинико-статистических групп (КСГ) приведет к снижению доступности медицинской помощи. Прежде всего могут пострадать дети с тяжелыми хроническими заболеваниями, считают эксперты. Представители пациентских организаций и медицинского сообщества призвали правительство, Минздрав и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования отложить принятие документа. Тему обсудили на круглом столе в «Российской газете». «Мы увидели негативные изменения в тарифной политике по широко распространенным аутоиммунным воспалительным заболеваниям, в числе которых — ревматологические болезни, бронхиальная астма, системные заболевания кожи, воспалительные заболевания кишечника. Речь идет об огромном числе пациентов, которые в случае принятия проекта постановления правительства больше не смогут получать необходимую им медицинскую помощь», — пояснил сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев.

«Мы понимаем, что в условиях новых вызовов, когда бюджетные средства необходимы для борьбы с пандемией COVID-19, финансирование лечения других заболеваний нужно как-то перестраивать. Но здесь очень важно не ущемить права самой уязвимой категории — детей», — говорит главный внештатный детский специалист по профилактической медицине министерства здравоохранения РФ Лейла Намазова-Баранова.

Александр Петров, член комитета Государственной Думы РФ по охране здоровья, также отметил, что новый документ содержит в себе «риск снижения доступности медицинской помощи в рамках стационара по системе ОМС. Особенно по высокоэффективной инновационной терапии для детей с тяжелыми, инвалидизирующими заболеваниями». Депутат считает, что «проект нужно пересмотреть и обкатать в рамках пилота, прежде чем запускать как часть государственной программы… Ухудшения качества здоровья наших граждан, тем более детей, происходить не должно».

По словам директора благотворительной общественной организации «Возрождение» Жанны Гарибян, за последние 10-13 лет сделан революционный рывок в детской ревматологии. Так, например, еще 20 лет назад диагноз ювенильный ревматоидный артрит звучал как приговор. Сейчас же в арсенале у детских ревматологов есть эффективные генно-инженерные биологические препараты, которые преображают жизнь детей. Они ходят в школу, самостоятельно передвигаются, сами себя обслуживают и занимаются творчеством.

Однако новая модель КСГ содержит усредненные тарифы оплаты медицинской помощи больницам из средств ОМС, которые, к сожалению, не смогут покрыть затраты медучреждений даже на приобретение лекарственных препаратов, не говоря уже о других затратах — на оплату труда сотрудникам, административные и хозяйственные расходы. «Мы же понимаем, что врачи не будут назначать убыточные для медицинских учреждений лекарственные препараты. Получается, что детей, которым уже назначена эффективная терапия, лишат необходимых им лекарств. То есть, новая модель КСГ будет вынуждать врача назначать не то, что эффективно для конкретного ребенка, а то, что выгодно и не убыточно для медицинского учреждения», — подчеркнула Гарибян.

Руководитель общественной благотворительной организации инвалидов общества взаимопомощи при болезни Бехтерева Наталья Шаталова обратила внимание, что и взрослые пациенты останутся без жизнеспасающей терапии, которую без подтверждения инвалидности они могут получать только через каналы ОМС в стационарах. Она пояснила, что по действующему законодательству амбулаторное дорогостоящее лечение положено в большинстве случаев только инвалидам, но инвалидность снимается, как только больным становится легче и у них наступает ремиссия.

Между тем всего в России аутоиммунными заболеванием страдают около 3,5 миллионов человек, рассказала вице-президент Общероссийской общественной организации инвалидов «Надежда» Полина Пчельникова. Чаще всего оно начинается в трудоспособном возрасте. При этом, например, летальность от системного васкулита составляет около 40% в течение 5 лет. А при отдельных формах системного васкулита она возрастает до 80% в течение первого года. Или, например, инвалидизация при ревматоидном артрите достигает 70%. При отсутствии лечения ожидаемая продолжительность жизни пациента с ревматоидным артритом сокращается на 10 лет. Таким заболеванием, как остеопороз, согласно клиническим рекомендациям, в России страдают 14 млн человек. И летальность от этого заболевания выше, чем у большинства онкологических заболеваний. В течение первого года после первого перелома бедра летальность достигает 40 %.

«Мы детально проанализировали проект, — говорит Пчельникова. — Существенное сокращение количества схем лекарственной терапии приведет к тому, что по ревматологии, например, из 22 МНН лекарственных препаратов врач сможет назначать только 3 с профицитными тарифами. Остальные лекарства больницы просто не смогут закупать».

«В нашей федеральной клинике довольно тяжелые, сложные пациенты, — рассказала зам. главного врача ГНЦ института иммунологии ФМБА России Наталья Ильина, — им необходимо углубленное современное обследование и дорогостоящие препараты. Это достаточно затратные больные. Как нам их лечить, если предлагаемые тарифы не покрывают даже стоимость самой лекарственной терапии? На мой взгляд, это преступно по отношению к нашим пациентам. Да и как нашим врачам, которые ведут тяжелых больных».

Директор института социальной экономики Руслан Древаль подчеркнул, что уже сегодня реальная обеспеченность пациентов генно-инженерными биологическими препаратами — от 2,6 до 5%, однако нуждаются в них от 15 до 20%. «Мы понимаем, что у нас в два-три раза уже сейчас занижено обеспечение пациентов необходимыми лекарственными препаратами. Каждый четвертый больной с течением времени становится инвалидом. Но если простое лечение пациента, например, с ревматоидным артритом государству обходится в 440-470 тысяч рублей в год, то после наступления у него инвалидности эта сумма составит более полутора миллионов рублей. «И поэтому исследования показывают, что экономить на лечении таких пациентов экономически невыгодно государству. Тем более, что, сохранив трудоспособность этим людям, государство получит дополнительный ВВП или ВРП», — подчеркнул эксперт.

В Федеральном фонде обязательного медстрахования подчеркнули, что готовы к диалогу и обсуждению планируемых изменений. Пока, по словам зампредседателя фонда Светланы Кравчук, ни один лекарственный препарат, ни одна схема лечения не исключены из программы госгарантий, просто произошло разделение, или разгруппировка клинико-статистических групп. Кравчук отметила, что сейчас формируется новая тарифная политика, которая направлена на обязательный контроль и прозрачность расходования средств.

В Минздраве также пообещали прислушаться к мнению экспертов и представителей пациентских организаций. «Мы готовы к конструктивному диалогу. Если общественность и профессиональные ассоциации видят в этом степень риска. Подготовленный проект разгруппировки КСГ] — это не окончательное решение», — заключил помощник министра здравоохранения Виталий Флек.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь