Домой Все обо всем Академик РАН Гусейнов: Ученые не должны терять свободу философской речи

Академик РАН Гусейнов: Ученые не должны терять свободу философской речи

104
0

Смена руководства в Институте философии РАН стала самой горячей новостью научного мира. О том, зачем нужна философия и как удержать высокий уровень философской среды и культуры — наш разговор с много лет возглавлявшим Институт и недавно вернувшимся к его руководству академиком Абдусаламом Гусейновым.

Академик РАН Гусейнов: Ученые не должны терять свободу философской речи

Абдусалам Абдулкеримович, в математике разбираются только математики, а в философии все?

Абдусалам Гусейнов: У математиков свои трудности: они, например, не знают, что такое число. А у философов — свои. Философствуют все в той или иной мере — и дети, и взрослые, и высоко образованные, и не очень. Современная речь немыслима без таких слов, как сознание, общество, истина, мораль, существование, идея и т.п., которые входят в предметную область философии. Они оформляют целостный взгляд на мир и в то же время люди часто не могут дать себе отчета в их содержании. В развитом обществе появляется потребность в тех, кто специально размышляет над этими общими идеями и пытается придать им более строгие общезначимые смыслы. Философы как раз и есть такие специалисты. Общество нуждается в них. Не всякий народ дорастает до того, чтобы внутри себя выделить такой род занятий, как философия.

Это знак культуры и цивилизованности страны?

Абдусалам Гусейнов: Именно так.

Но Сократа вряд ли вырастишь в институте?

Абдусалам Гусейнов: Конечно, Но в то же время почему бы именно в институте ему не появиться?! Философа как такового, конечно, не сформируешь — это от Бога. Философское творчество требует особого таланта. Настоящий философ — большая редкость, часто опознаваемая через много лет, даже через столетия.

А вот философа как исследователя можно сформировать, обучив, как обучают любой профессии. Философия сегодня — разветвленная область знания. И чтобы охватить ее всю, требуется большое количество узких специалистов. Их взаимодействие в рамках одного института создает атмосферу для расцвета философского таланта.

В прошлом году институту исполнилось 100 лет. Чем вы больше всего гордитесь в своей истории?

Абдусалам Гусейнов: Я думаю, что прежде всего самим созданием развитого исследовательского института, который позволяет охватить все богатство философского знания и который по факту является единой исследовательской лабораторией. Это место, где изучают великие имена и произведения, большие философские споры, закономерности развития философии, ее критерии. Созданный в 1921 году наш институт, несмотря на все превратности судьбы, упорно делал свое дело: вел философские исследования, выпускал словари, энциклопедии, переводил выдающихся философов, писал и издавал монографии о них, создавал учебники по философии. Мы чувствовали и чувствуем себя ответственными за состояние философии в стране.

А какие труды института стали событием в последние 30 лет?

Абдусалам Гусейнов: Их очень много. Особо надо выделить появление словарей: Этика, Эпистемология и философия науки, Индийская философия, Философия буддизма, Античная философия. Это Новая философская энциклопедия в 4-х томах. Особо надо отметить капитальные серии по отечественной философии, которые Институт издает вместе с Институтом развития им. Г. П. Щедровицкого — 22-томную серию "Философия России второй половины 20 века" и "Философию России первой половины 20 века" (уже вышло более 30-томов). Обратите внимание: обе серии являлись инициативой Института, исследовались и издавались вне плановых заданий. Сейчас мы обдумываем еще и серию по русской философии XIX века. Это то, чем можно гордиться.

Сейчас мы начали издавать серию трудов — "Философия во множественном числе" и в ней суммируем и представляем обществу новые философские идеи, зародившиеся в нашем Институте. Очень интересные научные дискуссии у нас идут по поводу цивилизационной идентичности России, надеемся и их отразить в наших книгах.

На лекции философов в России собирались почти как на концерты. Мераб Мамардашвили блистал в 80-е, Александра Пятигорского я лично с наслаждением слушала в нулевых. Да, и привычка читать философские книги не такая уж редкость. Директор Эрмитажа, академик Михаил Пиотровский посоветовал мне недавно прочитать книги вашего предшественника Андрея Смирнова: "Замечательный арабист, автор отличного очерка о философских смыслах исламского искусства и Орхане Памуке". Я открыла на новогодних каникулах его "Всечеловеческое vs общечеловеческое", потрясающую работу, подводящую настоящие философские основы под концепцию многополярного мира, о котором так много сейчас говорит президент России. На фоне страшных политических драк просто философское лекарство.

Абдусалам Гусейнов: Спасибо Михаилу Борисовичу! Я тоже призываю читать наши книги. Читать, а не проглядывать, и тем более не судить о них по заголовкам и вырванным из контекста цитатам.

А то недавно один из наших критиков умудрился притянуть Институт философии к событиям в Казахстане: дескать, там за всем стоит идеолог "цветных революций" Джин Шарп, пользующийся авторитетом… в Институте философии РАН.

Шарп, действительно, был у нас на научной конференции, но в 1989 году, еще в советские времена. Эту конференцию собирал я, она была посвящена этике ненасилия, я исследовал эту тему через учения Льва Толстого и Махатмы Ганди. Шарп был тогда нормальный профессор с вегетарианскими взглядами в вегетарианские времена. Его основной пафос состоял в том, чтобы предложить нерелигиозное обоснование идеи ненасилия. Он был одним из участников конференции и отнюдь не центральной фигурой. За дальнейшей его литературной и политической эволюцией никто у нас уже не следил. В исследовательской работе Института он участия не принимал.

Зачем критик вытянул факт из одной истории и вставил его в совсем другую? Вообще надо заметить, что в последнее время Институт философии стал предметом недобросовестной журналистики. Нельзя навскидку — по заголовкам или вырванным из контекста цитатам — вменять академическим ученым враждебные позиции. И превращать настоящие научные идеи в скороспелые идеологические установки.

На лекции философов в России собирались почти, как на концерты

Россия два раза переживала философские расцветы — в Серебряном веке и в 60-е годы 20 века. В этом году исполняется 100 лет легендарному философу Александру Зиновьеву, стоявшему у истоков второго философского возрождения. 30 июля 1999 года, Вы как друг встречали его в аэропорту по возвращению из эмиграции.

Абдусалам Гусейнов: Зиновьев — безусловный для меня мыслитель. Я с ним дружил, писал о нем. В институте он является легендарной фигурой. Он сам получил всемирную известность и одновременно прославил наш Институт. И я верю, что именно подлинными идеями Зиновьева, а не подделанными под злобу дня суррогатами будет прирастать Россия, которой он был так беззаветно предан.

Что характерно для научной атмосферы института сейчас?

Абдусалам Гусейнов: Сознание своей ответственности за состояние философии в стране: именно это сплачивает коллектив. Мы не "одно из учреждений", а особый социальный институт, и мы несомненно чувствуем свою ответственность перед обществом. Мы помним, что ученые не должны озираться по сторонам и терять свободу философской речи. Как говорил замечательный философ Владимир Бибихин: "Настоящая мысль никогда не просила себе разрешения и не будет его добиваться".

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь