Домой Знаменитости ЗП Владимира и Ксению Маркони: «Мы до сих пор проверяем друг друга»

Владимира и Ксению Маркони: «Мы до сих пор проверяем друг друга»

48
0

Пару объединило чувство юмора. Подробности — в интервью

Владимира и Ксению Маркони: «Мы до сих пор проверяем друг друга»

У телеведущего Владимира Маркони и его жены Ксении мог бы получиться отличный сценический дуэт — у обоих прекрасное чувство юмора. Но главное — сложилась семья, по всем признакам счастливая, ведь в ней рождаются не только новые шутки, но и дети. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера».

— Ваша встреча произошла на концерте рок-­группы Scissor Sisters. Вас сблизили музыкальные вкусы?

Владимир: Можно и так сказать. У этой группы своеобразная аудитория. В какой-­то момент артисты выпустили на сцену свою подтанцовку, и эти люди двигались практически в набедренных повязках чуть ли не у нас на головах. Мы решили, что это знак небес.

Ксения: У нас есть записи выступлений этой группы, мы до сих пор их слушаем.

Владимир: Скажу больше: мы даже усыновили басиста Scissor Sisters, и он живет у нас в подсобке.

— Вы что-­то обсуждали, обменивались впечатлениями о концерте — как завязалось знакомство?

Ксения: Это был непринужденный разговор. Володя подошел ко мне, пританцовывая, чуть-­чуть поболтали, потом он подошел еще раз, еще и уже не отходил. Очень докучливый…

Владимир:…дотошный и въедливый человек оказался.

Ксения: Пару раз он сумел меня насмешить, и этого оказалось достаточно для продолжения знакомства.

Владимир: Были какие-­то пикировочки, достаточно игривые, которые помогли мне удержать внимание этой девушки. Мы до сих пор проверяем друг друга, но спим под одним одеялом, что, спустя годы, на мой взгляд, является хорошим показателем.

— Ксения, а вы Владимира тогда уже видели где-­то на ТВ?

Ксения: Как оказалось, Володя был популярным телеведущим, его знали мои друзья и даже мои бывшие… друзья.

Владимир: Мы пришли в наши отношения девственниками, Ксюша. Не забывай об этом.

Ксения: Так я же и говорю — бывшие друзья. Но я в Володе тогда телеведущего не признала, не сопоставляла его с какими-­то программами. Потом уже, после знакомства, стала ликвидировать пробелы и просматривала выпуски его шоу, как домашние задания. К счастью, они были немногочисленны на тот момент. (Смеется.) Сейчас я бы уже не охватила такой объем.

— Владимир, вы человек тщеславный? Не задело, что девушка вас не узнала?

Владимир: Да, я тщеславный, это сразу понятно. Но если серьезно, наоборот, здорово, что со стороны Ксюши не было какого-­то ожидания, восприятие шло с чистого листа.

Ксения: Ни общих знакомых, никаких пересечений, мы абсолютно из разных сфер. Я работала в инвестиционном отделе банка, и у меня не было шансов встретиться там с Володей. Его пути проходили мимо.

Владимир: На тот момент — да, это чистая правда. (Смеется.) Тогда я мог инвестировать лишь очень небольшие суммы — в билеты на концерты любимых групп.

— Читала, что Владимир очень красиво ухаживал — дарил цветы, играл на саксофоне…

Ксения: Я до Володи не очень воспринимала подобные романтические жесты и то, что он дарил букеты, меня покорило. И он действительно играл на саксофоне в День влюбленных в ресторане.

Владимир: Между прочим, неделю тренировался с пианистом.

Ксения: По звукам было слышно, что можно было бы и подольше потренироваться (смеется), но все равно, это было очень трогательно. Я ощущала себя героиней киноистории. У меня такого раньше не случалось. И предложение он тоже сделал романтично. Мы прогуливались по Сретенскому бульвару, рядом с памятником Надежды Крупской играл военный оркестр, и все происходящее снимали на камеру. Я подумала, что это, наверное, какая-­то репетиция концерта. И вдруг Володя подходит к ним и говорит: «Ребята, а сыграйте песню из фильма ‘Черный монах». Я в шоке, пытаюсь его оттащить, испугалась, что он им репетицию испортит. А он как-­то легко влился в их компанию — и тут началось действо, направленное на меня.

Владимир: Как оказалось, музыканты падки на деньги! Я с ними заранее встретился, проговорил сценарий. Они предлагали какие-­то романтичные мелодии, но я остановился на песне «Дважды два четыре». А текст был примерно такой: «Ксюша дорогая! Я сказать желаю то, что во грехе мы проживаем. Дорогая Ксюша, сказать тебе мне нужно, что жить греховной жизнью мы прекращаем дружно».

Ксения: Важно отметить, что выбор этой песни «Дважды два четыре» был не случаен, это отсыл к одному из наших свиданий.

Владимир: К какому?

Ксения: Как к какому? Я тебе напомню… ой, какая неловкость, это был не ты! (Хохочет.) В общем, все было забавно, мило, иронично, и, поскольку снимали видео, я просто не могла ответить иначе, чем «Да!». Так что Володя очень хитрый и обольстительный.

— А свадьба у вас тоже была прикольная?

Владимир: Она была очень камерная. Мы вообще хотели сузить ее до двух человек, но не удержались — разболтали родителям, и они тоже захотели праздничный ужин.

Ксения: На мой взгляд, свадебная церемония важнее для близких, чем для жениха и невесты. Это акт уважения и любви к своим родным. Я ужасно не хотела пышную свадьбу, с моей стороны мы пригласили маму и бабушку, со стороны Володи его родителей и брата с женой. Мы тихо расписались в загсе на ВДНХ, он уютный, небольшой, похож чем-­то на усадьбу, покатались на кабриолете по Москве, посидели в ресторане и укатили в свадебное путешествие.

Владимир: Потом мы все-таки хотели устроить грандиозное помпезное торжество в «Олимпийском», но Ксюша сумела договориться — и его снесли.

— Владимир, а когда вы почувствовали, что надо делать предложение, создавать семью?

Владимир: Мы познакомились с бабушкой Ксюши, и она недвусмысленно стала намекать, что хватит уже жить во грехе. Вы же понимаете, какая в стране демографическая ситуация. На самом деле я подумывал о женитьбе уже через полгода, но по моим представлениям — это было рано. Поэтому я решил, что надо сначала пожить вместе, получше узнать друг друга, поснимать квартиру, помыкаться. Так прошло еще года два.

Ксения: А поженились еще через год. В этом году уже десять лет, как мы вместе.

Владимир: Затянулось все, как считаешь?

— Что-­то поменялось в отношениях после свадьбы?

Владимир: Появились дети, и они забирают много внимания Ксюши от меня. Но когда дочь в садике, а с сыном гуляет наша няня (что-­то я сейчас описал не очень примерных родителей, ха-­ха), а мы валяемся в кровати, все супер. С детьми тоже супер, но по-­другому.

Ксения: Наверное, на силу чувств и привязанность влияет не штамп в паспорте как таковой, а то, что мы с Володей стали родителями. Это был серьезный шаг для обоих. Но дети нашу семью еще больше сплотили и помогли нам узнать себя лучше.

— Владимир, вы как-­то сказали, что жена «знает меня как облупленного и может наманикюренным пальчиком ткнуть в самую болевую точку». Это правда, Ксения? Можете жестко пошутить?

Ксения: Да какая правда? Посмотрите на мой маникюр! (Смеется.) Я считаю, любая женщина обладает таким даром. Но не для того, чтобы обидеть или манипулировать. Володя, а ты чувствовал, что я пытаюсь манипулировать?

Владимир: Нет, у тебя очень мягкая сила. Ты делаешь это грамотно, не ущемляя мое мужское эго.

— Легко ли у вас шла притирка?

Владимир: Недели через три после того, как мы с Ксюшей начали встречаться, мы посмотрели фильм про путешествия и решили, что нужно куда-нибудь слетать на выходные. Выбрали Киев — для нас обоих это был своеобразный тест-­драйв. Когда летишь в самолете, тебе же интересно, выберет человек курицу или рыбу, как он будет общаться с окружающими. И оказалось, что я общаюсь с окружающими хорошо.

Ксения: До этого у нас были именно свидания, и это всегда был вау-эффект, а тут мы провели вместе несколько дней. Володя даже купил мне зубную щетку, я ее не подбрасывала.

Владимир: И мне очень приятно, что ты пользуешься ею до сих пор.

Ксения: Мы встретились уже взрослыми людьми. Достаточно быстро понимаешь, твой человек глобально или нет. И вот чего-­то такого вопиющего, несопоставимого с тем, чтобы оставаться вместе дальше, мы не выявили.

Владимир: Нам есть о чем поговорить, и это здорово. У Ксюши все время новые классные шутки. Так, конечно, не скажешь, но у жены отличное чувство юмора, с ней не скучно. И, по моим ощущениям, вместе мы не десять лет, а от силы года три.

Ксения: У нас еще и собственный семейный подряд, маленький бизнес, но при этом и сохраняется личное пространство, что важно.

— Ксения, вы же агент Владимира. Это вы предложили свою кандидатуру? Как проходило собеседование?

Владимир: На самом деле был долгий кастинг и жесткий отбор. Я встречался со многими людьми, но понял, что Ксюша лучший кандидат — в ее интересах развивать нас обоих.

Ксения: Если бы мои интересы находились в другой плоскости и я не могла этим заниматься, мы бы делегировали обязанности кому-­то другому. Сейчас я в декрете по уходу за ребенком, при этом наш семейный бизнес помогает мне находиться в рабочем тонусе.

— То есть это вы определяете, где участвовать мужу. И, судя по количеству шоу, Владимир и дома не бывает. Вот сейчас у него одновременно и «Танцы со звездами», и «Возможно всё!» на телеканале «Россия».

Ксения: Это самый цимус предложений, которые прошли предварительный отбор. Мне важно, чтобы у Володи была возможность перезагружаться, проводить время с семьей, отдыхать. А так — мы умеем говорить «нет», не сомневайтесь.

Владимир: Но при этом мы знаем, что в переводе с греческого имя Ксения означает «самая алчная», так что судите сами. «Танцы со звездами» — долгая, энергозатратная история, но я смотрю на это как на творческий отпуск. Когда ты все время в кадре, юморишь, придумываешь шуточки или пишешь сценарии — это одна деятельность, которая выжигает энергию. А танцы — отличный способ переключиться на тело, побыть в физическом тонусе и немного восстановиться морально. Что касается «Возможно всё!» — классно, когда тебя приглашают вести шоу, которое идет с огромным успехом в тридцати странах мира, в пятницу, в прайм-­тайм. Это развлекательное, комедийное действо, где что-­то постоянно происходит, двигается, сыплется, взрывается, участников подбрасывают на тарзанках, потом они что-­то показывают в театре теней и скатываются в наклонной комнате (нашей главной декорации) со скетчем — получается непредсказуемый и искрящийся юмор, от которого и сами участники, и зрители получают огромное удовольствие.

— Из съемок, что уже прошли, что запомнилось, было особенно ярким?

Владимир: У меня, к счастью, довольно выигрышная позиция: я ведущий, модератор и, будем объективны, — мозговой центр всего происходящего. Я управляю нашим кастом, постоянными артистами: Тимур Родригез, Денис Косяков, Надежда Ангарская и Яна Кошкина, к которым приходят четыре суперзвезды (а поскольку это телеканал «Россия», то звезды самые узнаваемые и любимые аудиторией). Было забавно, когда артисты бального танца брали участников на одно из испытаний и кружили их в танце. И Любовь Успенская, которая должна была путем ассоциаций объяснить своей команде, что за слово задумано, танцуя, еще и шепотом попыталась его подсказать: карусель. Я обожаю Любовь Успенскую, она очень крутая и талантливая. Но ее поступок — это было так обезоруживающе мило и смешно! А так, чтобы случилась какая-­то неловкая ситуация, — у нас же шоу совсем не про это. У нас шоу о том, чтобы все люди, и на сцене, и перед телевизором, получили мощный пятничный эмоциональный выдох и плавно и весело вошли в предстоящий выходной.

— Вы сами телевизор смотрите?

Владимир: Конечно, у меня же дети. До их появления я смотрел YouTube, так как я все еще остаюсь блогером и веду мегапопулярное шоу Comment out. Но YouTube — это все-таки личный просмотр, а телевидение — семейный, когда включаешь канал, которому доверяешь и где никто не отпускает сальные шуточки. Привет, Паша Воля!

— Ксения, смотрите ли вы Comment out? Все ли вам нравится?

Ксения: Конечно, мы же с Володей коллеги. Я отношусь к этому не только как к развлечению, но и как к работе. В начале становления шоу со мной советовались чаще, сейчас машина отлажена. Но после очередного выпуска мы с Вовой всегда обсуждаем, что понравилось, что нет. И чаще всего самыми смешными для меня оказываются шутки, которые рождаются импровизацией. Там прямо жемчужины попадаются.

— Были неоднозначные выпуски, как, например, с Лолитой.

Ксения: Такое не забудешь. Когда случаются какие-­то резонансные вещи в эфире, я всегда на стороне мужа, его команды, потому что я знаю истинные мотивы, которые ими движут.

Владимир: Мы не боимся использовать слова темной стороны, чтобы наши участники смогли проявить себя. Иногда это попадает в социальный нерв. Разумеется, бывают заявления, которые ни один здравомыслящий человек не станет писать в комментарии. Это как лакмусовая бумажка, адекватный участник или нет.

— Как вы переживаете творческие неудачи? Делитесь ли с кем-­то?

Владимир: Если я могу найти решение проблемы, нет необходимости это обсуждать. Но случалось, я понимал, что у меня творческий кризис и один я не справлюсь. Общался с психологом, потому что чувствовал: нужен прорыв, взгляд со стороны. И, к счастью, этот момент выгорания я успешно пережил.

Ксения: На мой взгляд, это нормально. Когда человек отдает много творческой энергии, ему нужно остановиться, чем-­то напитаться.

— Ссоры у вас бывают?

Ксения: Конечно. Но мы отходчивые люди, и для мужчины Вова открытый человек, готовый говорить о своих чувствах. Такое редко встречается, и это делает нашу жизнь гармоничнее. Наверное, когда мы станем совсем взрослыми, то будем постоянно находиться в состоянии дзена.

Владимир: Но это случится не раньше чем еще парочку раз подвинут пенсионный возраст. (Смеется.)

Ксения: К тому же идет мощный поток энергии от детей. Это два отдельных человека, на которых мы, конечно, можем влиять и контролировать, но не полностью. С ними тоже приходится договариваться. Но в целом мы справляемся.

Владимир: Мы действительно не все можем контролировать у детей, потому что в рюкзачке четырехлетней дочери я обнаружил длинные женские сигареты и зажигалку.

— Веселая у вас семья! На ваш взгляд, чувство юмора передается генетически? Дочь понимает шутки?

Владимир: Агния старается шутить и веселит нас.

Ксения: Левчик пока шутит на уровне: «Ага, попалась! Я тебя съем!» Они милые, непосредственные дети, которые не ставят цели любой ценой развеселить родителей. Что касается чувства юмора, Вова читал книгу, где есть реальные упражнения по его прокачке по аналогии с тем, как мы прокачиваем мышцы в спортзале. Мне все-таки кажется, это не наследственность, а опыт.

— Агнию готовили к тому, что у нее появится младший брат?

Ксения: Как только мы об этом узнали, стали «продавать» ей идею брата. Говорили, что у нее будет друг, еще больше любви. На тот момент дочке было два года, она была единственным ребенком в семье, ей доставалось все внимание. Первое время Агния пыталась отдать братика обратно в роддом и как-­то от него избавиться, но потом они подружились. У дочери есть характер, она темпераментная, настойчивая, где-­то упрямая, страстная. Умеет постоять за себя, свои убеждения. Лева очень добрый, веселый мальчик. Они друг друга дополняют. Хочется, чтобы дети и дальше дружили и заботились друг о друге.

Владимир: Даже когда придется делить наследство.

— Чем за последнюю неделю удивили вас дети?

Ксения: Вова учил с ними разные считалки-­скороговорки, и они очень быстро их запомнили. Даже Лева, которому два года.

Владимир: Левчик уже говорит целые фразы. А мне родители рассказывали, что я заговорил только в три года, для меня его достижения — это вообще вау.

Ксения: Наши ребята становятся все более самостоятельными. Мы ходили на детские мероприятия, и удивило, что они абсолютно не нуждались в общении с нами, подходили только, чтобы перекусить, а все остальное время играли с другими детьми и были абсолютно счастливы.

— А вам еще нужна романтика, время для двоих?

Владимир: У нас есть наши субботы.

Ксения: Это день, когда мы ничего не делаем, не отвечаем на рабочие звонки и посвящаем время друг другу: можем пойти в театр, музей, кино или погулять. Иногда позволяем себе сбежать в отель за город, что дает возможность перезагрузиться и отдохнуть.

Владимир: Но мое условие, чтобы отель был не ниже двух звезд. А дети за это время успевают соскучиться. Так что радость получается обоюдная!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь