Домой Все обо всем Тем, кто платит за мир жизнями, не надо кричать под руку дешевые...

Тем, кто платит за мир жизнями, не надо кричать под руку дешевые слова!

122
0

Наши проектыРоссийская ГазетаРГ-неделяРодинаТематические приложенияСоюз…Все рубрики Власть Экономика В регионах В мире Происшествия Общество Спорт Культура ДокументыТематические проектыВсе спецпроекты Русское оружие Автопарк Digital Кинократия Стиль жизни Квадратный метр Дубль дв@ Ушли на рассвете Юридическая консультацияСовместные проектыПушкинский конкурс Стань журналистом! Миссия выполнима В МГИМО — с «Российской газетой» Звезды Победы Год литературыО газете Реклама Подписка Медиацентр Контакты Вакансии Обратная связь Сервисы и приложенияИспользование материалов «РГ» Сведения о доходах руководителя Обязательная для публикации информацияRSS Тем, кто платит за мир жизнями, не надо кричать под руку дешевые слова!

Тем, кто платит за мир жизнями, не надо кричать под руку дешевые слова!

Текст: Елена Яковлева Три мины, выпущенные с территории Украины, упали на территорию России в Миллеровском районе Ростовской области, сообщили в пресс-службе ФСБ. Это не так далеко от дома моей мамы, из Миллерово я обычно уезжаю из отпуска в Москву.»Не долетит до нас?», — спросила у брата, впервые по достоинству оценив его страстную увлеченность оружием. Брат прочитал мне лекцию про дальность полета мин.

— А я думала, мины только закапывают. Название же «мина» происходит, скорее всего, от французского mine — подкоп, — написала московская подруга, знаток французского.

Так сегодня начинается утро у нас, живущих в соседней с ДНР и ЛНР Ростовской области.

Мины до нас долетают редко, но, как и до всех, долетают «мины» словесные.

Дорогой мне в прошлом коллега разбудил смс-кой: как ты можешь? Я знаю, верю, что ты пересмотришь свои взгляды. Он не верит, что я не поддерживаю московские пацифистские митинги: «Прости нас, Украина. Нет войне». Уверен, что остыну, все продумаю и обязательно присоединюсь к ним. Еще более давний коллега, давно уехавший в Испанию и живущий на деньги, полученные в ходе не самых пристойных российских сюжетов, требует отчета в моем христианстве. Разве можно быть христианкой и поддерживать спецоперацию российских войск на Украине?

Тем, кто платит за мир жизнями, не надо кричать под руку дешевые слова!

Вот любимое и первое из прочитанных мною «Евангелие от Луки».

«Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованием».

Почему-то Он не сказал им то, что любят повторять на модных пацифистских митингах: немедленно бросайте оружие, война — это зло, миру — мир (так и хочется добавить куплеточное: трактор в поле дыр-дыр-дыр).

Но сказал «не обижайте!» — чему наши воины, похоже, пока следуют предельно. Потому что ТАК прозвучал приказ. А если не следуют, то с них спросится.

«Не клевещите» — не делайте ложных доносов, не возводите напраслину. Не стреляйте в людей, воображая, что это диверсанты. Не сводите счеты. Но трезвитесь и не будьте клеветниками — правильно я перевела на современный? Если нет, готова к поправкам.

«И довольствуйтесь своим жалованием», то есть не грабьте, не мародерствуйте.

И — ВСЕ!

Что произошло с нашим миром?

Денис Давыдов, Пушкин, мчавшийся в атаку с невероятной, самозабвенной храбростью (перечитайте «Путешествие в Арзрум» и комментарии к нему), Суворов-великий, матрос Кошка, все это в головах участников нынешних митингов обыкновенные убийцы? И мы, в этой логике по подобию BLM, завтра пойдем памятники сносить? Ну по-пацифистски ведь так?

Идет спецоперация по привлечению к ответственности нацистов, разжигающих войну и ненависть. В ходе этой операции идут тяжелые бои, гибнут солдаты, командиры и мирные жители.

Это по жанру жизни — трагедия. Не по театральному заламыванию рук, а по сути. Наверное, там, где они стоят с танками, автоматами, пушками, есть короткие примеси других, нетрагических жанров, потому что при сплошной трагедии и надорваться можно, не дождавшись пули или снаряда (помните, как Лотман говорил: на войне — хорошая погода, первое дело, бомбят, правда, но зато портянки сухие. Или как Теркин у Твардовского шутил), но это все-таки ТРАГЕДИЯ.

И внутрь этого лезть с дешевыми криками. А я считаю, что словесные баталии людей противоположных позиций особенно ничем не обеспечены.

Мы, кто понимаем и принимаем смысл и необходимость того, что сейчас проводит Россия на Украине, и «московско-творческо-героическое» сопротивление и отрицание одинаково — ну не то, чтобы дешевы, но не очень дороги по своей цене.

Цена наших слов определяется на линии огня.

Окажись каждый из нас, на своей правде настаивающий, под дулом автомата или в плену у противника, повторил бы он то же самое? Не уверена.

За себя не уверена. Может быть, жить бы захотела, и подавленно повторяла все, что велят сказать. Как повторяют это пленные (думаю, что с обеих сторон).

Но за людей, придерживающихся противоположной моей позиции, я не уверена еще больше, чем за себя.

Знаете, по-настоящему дорого то, что оплачено. И есть люди, которые оплачивают сейчас смысл происходящего. Это наши солдаты и командиры. Очень дорого оплачивают. Своими ЖИЗНЯМИ.

Для меня пацифисты, кричащие им под руку «нет войне!», съезжают с ума. Вот в эту сторону — нет мужчин и женщин, нет родины и ее защиты, нет храбрости и чести. Вы в каком-то экспериментальном, антропологическом поле находитесь. УхОдите в сторону от того, что есть человек и его присутствие в истории. Опасно уходите в сторону…

Ну или просто пленники страха.

Столыпин, говорят, не боялся ничего, но такое бесстрашие похоже даже на некоторую нервную аномалию.

А вообще все мы боимся. Но все по-разному.

И многие все-таки боятся того, о чем известного у нас и, кстати, любимого либеральной публикой митрополита Антония Сурожского, когда он был еще ребенком, предупреждал его отец: не бойся потерять жизнь, бойся потерять честь.

Большинство из нас боится потерять жизнь. Но некоторые боятся потерять и честь. И я думаю, что среди российских солдат таких сейчас куда больше, чем среди участников дешевых московских демонстраций.

Поэтому заткнуться бы пацифистам. Просто по причине дешевизны того «мира», что они требуют. Необеспеченности его ничем серьезным.

Потому что кричать сейчас «нет — войне!» — это все равно, что кричать «нет — России».

Да — России!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь