Домой Знаменитости ЗП Людмила Поргина: «Все считают, что Дрожжина и Цивин заползли в эту семью,...

Людмила Поргина: «Все считают, что Дрожжина и Цивин заползли в эту семью, зная, что можно поживиться»

28
0

Вдова Караченцова уверена: актриса и ее муж воспользовались наивностью родных Баталова

Вот уже которую неделю общественность обсуждает шокирующую историю, которая развернулась вокруг квартир Алексея Баталова. После кончины великого актера выяснилось, что недвижимость и крупная сумма денег принадлежит актрисе Наталье Дрожжиной и ее мужу Михаилу Цивину, а не супруге и дочке, которая страдает ДЦП. Артистка и ее муж взяли на себя обязательство содержать родных актера по договору пожизненной ренты. При этом сама вдова — 85-летняя Гитана Леонтенко — призналась, что не знала, какие именно документы подписывает. Между тем счета звездной семьи опустели, да и сами они остались без жилплощади. Оказалось, что на протяжении многих лет Дрожжина и Цивин занимались якобы благотворительностью, помогая пожилым актерам. Правда, за это они получали право на получение жилплощади артистов после их кончины. Таким образом они завладели примерно 17-ю квартирами. Актриса Людмила Поргина, которая была знакома с семьей Алексея Баталова, была в шоке, когда узнала о случившемся.

— Я сразу включилась в борьбу, как только крик раздался. Мы были потрясены, а в Интернете произошел просто взрыв атомной бомбы, — рассказала Людмила Андреевна. — Алексей Баталов — один из великих актеров удивительного интеллекта, это поколение нас воспитало, дало нам корни! И я была так рада, что подключился Следственный комитет. Без него мы бы, конечно, не разобрались в хитросплетениях. Подключились нотариусы, адвокаты. И я очень рада, что родственники Баталова не останутся без денег, без квартиры. Я просто уверена в этом: страна не допустит. Фильм «Летят журавли» — это эпоха, я могу смотреть его с начала, с середины, с конца. Я помню Баталова, когда он преподавал во ВГИКе, Коля к нему ходил писать на радио «Казаков» Толстого. Когда говоришь об Алексее Владимировиче, на лице сразу улыбка. Счастлив тот, кто с ним был знаком. И, конечно, позволить обидеть эту семью: пожилую Гитану или совершенно беззащитную Машу — это просто безобразие. Они на святое замахнулись.

Для меня и для Коли Баталов был кумиром, учителем, на которого нужно равняться. Мы в Доме кино встречались на премьерах. И если Баталов просил, чтобы Коля что-то записал, даже не обсуждалось. Это считалось приказом свыше. Мы не дружили близко, но знали о его дочке, о Гитане. В санатории «Актер» в Сочи общались. Там часто, кстати, был весь «Современник» вместе с Галиной Волчек, включая Валечку Гафта и других… Боже мой, какие там люди собирались! Это была эпоха взлета театра, кино.

— А Наталью Дрожжину и Михаила Цивина вы знали до всей этой истории?

— Я познакомилась с Натальей на телевидении в одной из передач. Она представилась как член Гильдии актеров кино России. Он — как юрист-адвокат. И после этого мы пересекались где-то на похоронах, прощаниях с актерами. Но что вам сказать… Это люди иного склада. Я — открытый человек, я могу привязаться, полюбить людей. Но Дрожжина и Цивин — не моего склада. Какая-то хитринка, скрытая мысль прочитывалась в них. Я всегда осторожно с такими людьми, потому что я привыкла, что театр — это такой дом, где всех знаешь, где уже все на ощупь. И ты понимаешь, с кем имеешь дело. А здесь какие-то странные люди, поэтому то, что случилось — возмездие. И я рада, что это произошло. Я не хочу, чтобы их сажали и так далее, я хочу, чтобы они поняли, что воспользоваться неблагополучной для этой семьи ситуацией — это называется предательством. Даже не знаю, как поточнее сказать: не хочется ругаться плохими словами.

— А что говорят коллеги по этому поводу?

— Все на стороне семьи Баталова. Все считают, что Дрожжина и Цивин заползли в эту семью, зная, что можно поживиться. Это однозначно. И воспользовались тем, что Гитана немолода и не разбирается в тонкостях. Мы, творческие люди, не разбираемся в законах, мы привыкли к другому: к текстам, музыке на сцене. Мы не готовы к тому, что в нашу семью придут для того, чтобы обобрать. Это подонство! Вот с Колей случилась беда, сколько людей протянули ему руку. Чем помочь? Что надо сделать? Мы привыкли к тому, что мы — братья и сестры. Театр — это храм искусства, где люди отдают свою душу, где раскрываются, где мы голые в духовном плане стоим на сцене. И вот так воспользоваться какой-то слабостью и беззащитностью — это просто коварство.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь