Домой Все обо всем Комаров: Москва внедрила секвенирование COVID-19 в практическом здравоохранении

Комаров: Москва внедрила секвенирование COVID-19 в практическом здравоохранении

214
0

Еще пару лет назад, когда пандемия только начиналась, ПЦР-тесты на коронавирус горожан, возвращающихся из-за границы, столица отправляла на обработку в Новосибирск. Но уже в мае 2020 года Москва заняла первое место в мире по числу тестирований, проводимых на 100 тысяч человек. Именно Москва первой начала делать и секвенирование — расшифровку генетической структуры нового вируса в практическом здравоохранении. Почему же столица уделяет такое большое внимание тестированию? Как это помогает в борьбе с пандемией? Об этом корреспонденту «РГ» рассказал директор Диагностического центра лабораторных исследований Андрей Комаров.

Комаров: Москва внедрила секвенирование COVID-19 в практическом здравоохранении

Андрей Григорьевич, столичные власти с самого начала пандемии уделяют очень большое внимание массовому тестированию москвичей. Почему это важно?

Андрей Комаров: Тестирование на коронавирус — основа для установки диагноза, а значит, и для более точного и эффективного назначения лечения заболевшего. Кроме того, появляется возможность выявить контакты больного и принять эпидемиологические меры, чтобы он не распространял инфекцию.

Когда в 2020 году COVID-19 только пришел в Москву, первые тесты инфицированных на определение отправлялись в новосибирский центр "Вектор". Пройдет пара месяцев, и в самой Москве появятся лаборатории, которые исследуют взятые анализы. Что изменилось в городе за это время?

Андрей Комаров: Многое. Пандемия очень сильно продвинула вперед биотехнологическую науку и ее применение в практическом здравоохранении, заставила отвечать ее на вызовы времени. Прежде никто не думал, например, что ПЦР-тестирование можно сделать массовым. А полногеномным секвенированием — расшифровкой генетической структуры вируса — вообще занимались только научные учреждения — Роспотребнадзора и других ведомств. Наш центр, подведомственный департаменту здравоохранения Москвы, занимается лабораторной диагностикой для лечебных учреждений города. На его базе мы создали специальную лабораторию по секвенированию генома коронавируса, оснащенную самым современным оборудованием. Эта лаборатория способна выявлять любые новые мутации, штаммы и подштаммы SARS-CoV-2.

Уханьский штамм, "дельту" вы определяли. А теперь определяете и "омикрон"?

Андрей Комаров: Да. Но в ходе секвенирования не останутся незамеченными любые изменения вируса, в том числе и неизвестные.

Вы работаете с тестами, которые сдаются в поликлиниках города?

Андрей Комаров: Свой биоматериал к нам везут и поликлиники, и диспансеры, и стационары — более 120 учреждений. Причем занимаемся мы не только коронавирусом, но и выполняем весь спектр лабораторных услуг для лечебных учреждений и по другим заболеваниям: клинические, биохимические, иммунологические, молекулярно-генетические, микробиологические и другие исследования.

Сколько ПЦР-тестов обрабатывается в день в вашем центре?

Андрей Комаров: 10-12 тысяч, при необходимости можем делать и 30 тысяч. Но этим в Москве занимается не только наш центр с его четырьмя площадками. У департамента здравоохранения в общей сложности 17 лабораторий. Кроме них в городе работают лаборатории федеральных учреждений Министерства здравоохранения РФ, Роспотребнадзора, ФМБА. В общей сложности они могут выполнять за сутки порядка 70 тысяч тестов вместо нынешних 40-45 тысяч. Именно Москва стала драйвером для всей страны по внедрению таких исследований в системе здравоохранения.

Как сообщает оперативный штаб по контролю и мониторингу за ситуацией с коронавирусом, в Москве с марта 2020 года проведено 37,3 миллиона ПЦР-тестов и 11,8 миллиона тестов на антитела. Откуда берется эта информация?

Андрей Комаров: Ни одна из них не придумана. В Москве работает общегородская информационная система, к которой подключены как все лечебные учреждения, так и лаборатории. Данные о проведенных тестах попадают в эту систему не из чьих-то бумажных отчетов, а прямо из анализатора: каждый положительный и каждый отрицательный результат. Благодаря этому городские власти и система здравоохранения Москвы видят информацию о складывающейся ситуации с заболеваемостью в городе в онлайн-режиме. Это позволяет оперативно принимать необходимые меры, а также управлять самой системой проведения исследований.

В информации о заболеваемости, предоставляемой оперативным штабом каждый день как сводки с фронта, называются и цифры зараженных коронавирусом без клинических проявлений. То есть людей, которые не болели и к врачам не обращались. Откуда берется информация об их инфицировании?

Андрей Комаров: Из тех же ПЦР-тестов, а также тестов, сданных на антитела. Человек может чувствовать себя отлично и в то же время быть носителем вируса и заражать окружающих. Сданный тест подскажет ему: для безопасности лучше посидеть дома на самоизоляции. Пандемия еще идет, и более того, масштаб ее с приходом "омикрона" нарастает. Массовое тестирование и ранее выявление больных помогает своевременно начать лечение пациентов и принимать эффективные решения в системе здравоохранения.

Справка "РГ"

Андрею Комарову 42 года. Он окончил Военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова в Санкт-Петербурге, работал в ряде поликлиник Северной столицы в должности от рядового врача до главврача и в коммерческих структурах. В феврале 2020 года возглавил Диагностический центр лабораторных исследований департамента здравоохранения Москвы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь