Домой Все обо всем Каким мифам и заблуждениям будут противостоять российские историки в 2022 году

Каким мифам и заблуждениям будут противостоять российские историки в 2022 году

8
0

Наступивший год объявлен президентом РФ Годом культурного наследия народов России. Какие темы и сюжеты российской истории будут особенно актуальны в 2022 году, «РГ» рассказал научный руководитель Института всеобщей истории РАН, академик Александр Чубарьян.

Каким мифам и заблуждениям будут противостоять российские историки в 2022 году

Александр Чубарьян: Самое время историкам, философам, культурологам и другим специалистами обратить внимание на феномен культурного кода нации, на то, как он формируется, с какими событиями связан. И главная дата нового года, если говорить о формировании нашей идентичности, это, конечно, 350 лет Петра I. Очевидно, что Петр открыл совершенно новую эпоху в российской истории, но посмотреть на нее свежими глазами, мне кажется, очень важно. Один из ракурсов — его реформы, которые до сих пор служат предметом дискуссий, когда речь идет об их целях, средствах и цене.

Второй момент — взаимоотношение Петра I с Европой. Да, мы, следуя за Пушкиным, усвоили, что царь "В Европу прорубил окно", построив по европейским калькам-стандартам Санкт-Петербург. Но актуальна и европейская повестка, европейская миссия Петра в Европу.

Александр Оганович, в 2022 году исполнится 260 лет восшествия на престол не менее значимой для истории России персоны. Это Екатерина II. Недавно вышел в свет уникальный двухтомник ее мемуаров, включающий и переписку. Просвещенная женщина на троне — это ли не культурное наследие именно России?

Александр Чубарьян: Этот двухтомник, опубликованный в издательстве "Любомир", мы планируем внимательно обсудить в Российском историческом обществе в конце января. Некоторые адресаты переписки, включенной в издание, мало известны. Вообще, с точки зрения историка, Екатерина Великая — весьма своеобразный феномен. Немка по национальности, пришедшая на русский престол благодаря династическому браку, стала одним из самых верных защитников России, русского языка и православия. Серьезно реформировала культурную сферу, безусловно внесла свои знаки в код культурного наследия страны. И продолжила линию Петра во взаимоотношениях с Европой. В ее личной библиотеке в Санкт-Петербурге лежит переписка с Вольтером и с французскими энциклопедистами. Да, Екатерина привнесла в Россию идею французских просветителей, но она и очень многое сделала для того, чтобы Европа узнала Россию: ее историю, идентичность, культуру.

У известного французского историка Элен Каррер д'Анкосс есть книга "Императрица и аббат" про литературная дуэль Екатерины II и аббата Шаппа д'Отероша. Последний издал довольно издевательский памфлет "Путешествие по Сибири". Ответ последовал прямо с трона… Первым борцом с русофобией на международном уровне была, видимо, императрица?

Александр Чубарьян: Она любила и хорошо знала страну, которая стала для нее отечеством. "Путешествие в Сибирь" — резко антироссийская книга, изданная во Франции. Ответ был сначала тоже на французском языке и назывался "Антидот", автор был неизвестен. Это произведение стало предметом спора в европейских интеллектуальных кругах конца 1760-х — начала 1770-х годов. В итоге выяснилось, что "Антидот" принадлежит перу самой Екатерины. Эта книга недавно была издана в России.

Вспоминая о 19 веке, назовите топ-3 важнейших его дат в 2022 году.

Александр Чубарьян: Я бы прежде всего отметил 250 лет со дня рождения Михаила Сперанского, который внес огромный вклад в российское политическое устройство и судопроизводство, издал полное собрание российских законов. В переписке Александра I и Томаса Джефферсона, которую опубликовали наши американские коллеги, президент Соединенных Штатов обнаружил обширные знания того, что происходило в России, в частности, о конституционных реформах Сперанского.

Еще одна значимая дата — 150 лет Политехническому музею, который всегда был просветительским учреждением, а сегодня это еще и оплот возрожденного общества "Знание".

И наконец, 150 лет Сергея Дягилева, популяризатора русского искусства и организатор "Русских сезонов" в Париже. Многое, что мы отмечаем, как славные страницы распространения русской и российской культуры за рубежом, связано с этим именем.

Александр Оганович, в новый год перешла задача осмысления советской истории. Мы ее начали обсуждать с конца (в 2021 году исполнилось 30 лет распада СССР) к началу — у 2022-м исполнится 100 лет образования Советского Союза. И судя по событиям, с которых начался год, общее прошлое советских республик — тема более чем актуальная?

Александр Чубарьян: Исходя из встреч Ассоциации историков стран СНГ, это действительно так. Все директора институтов истории заинтересованы в том, чтобы принять участие в публикации совместных сборников, в научных форумах, посвященных столетию образования Советского Союза. К тому же и президент России недавно снова высказался на эту тему, критикуя методы территориального размежевания 1922 года, в которых много было субъективного и случайного.

Есть проблематика, связанная и с причинами распада СССР. Я думаю, что такое эпохальное событие, как конец советского государства, не может быть связано только с субъективными действиями каких-то конкретных личностей. Они могут ускорить или видоизменить процесс, но сам он — следствие очень больших структурных сдвигов в жизни государства и общества. Поэтому перед серьезными историками стоит задача внимательнейшим образом разобраться, в чем состоял кризис советской системы, обнаружившийся во второй половине 80 годов прошлого века. В какой степени не справлялась экономика? Когда ослабли скрепы коммунистической партии, которая играла очень сложную, часто противоречивую роль в управлении государством? Каким было реальное положение союзных республик, ныне независимых государств?

В свое время Русскую революцию и крах Российской империи в 1917 году один английский историк и политолог объяснил "хрупкостью управления империей". Я бы эту формулу перенес и на события 30-летней давности. Лозунги о "великой дружбе народов" уводили в тень сложнейшие процессы, которые происходили во всех национальных республиках, на окраинах Советского Союза. И все это вместе создало тот кризисный фон, о котором спел Виктор Цой: "Перемен, мы ждем перемен!".

Достаточно ли временного зазора в 30 лет, которые прошли с тех пор, как развалился Советский Союз, чтобы объективно и без эмоций оценить, что тогда произошло?

Александр Чубарьян: Недостаточно. Для меня это совершенно очевидно. Дело в том, что во всех странах постсоветского пространства, а это помимо СНГ, еще и Украина, Грузия, балтийские государства — идут сегодня сложные процессы формирования новой национальной идентичности. Насколько я могу судить, это процесс далеко не завершен. И он в большой мере связан с оценками периода, когда они были в составе Российской империи, а потом Советского Союза, анализом обстоятельств выхода и дальнейшего развития. Но всякая идентичность предполагает объективный, спокойный взгляд на собственную историю. А мы наблюдаем попытки вообще вычеркнуть и царский, и советский периоды. Это, в частности, делают наши балтийские и украинские коллеги.

Распад Советского Союза — трагическая страница в нашей истории. Если смотреть на нее 30 лет спустя, то важнее задуматься о перспективах независимых государств, об общем пространстве, где главный экономический и геополитический партнер бывших советских республик — Россия. И это очень важный момент в формировании национальной идентичности СНГ. Чтобы ни говорили и ни делали отдельные политические деятели, это объективная реальность, которая никуда не денется. У нас общее историческое прошлое, где было много недостатков и ошибок. Но было много и достижений. Независимые ныне страны получили тогда немало и для экономики, и для выхода на мировую арену, и для своей культуры. Всюду были созданы академии наук, университеты, открывались театры, культурные учреждения. И нельзя вычеркивать из истории целые периоды собственной жизни.

Сто лет назад была прекращена дипломатическая изоляции советской страны: Россия и Веймарская республика подписали знаменитый Рапалльский договор. Часто ли "дух Рапалло" вспоминается сегодня в международной исторической науке и политике?

Александр Чубарьян: В знаменитой Генуэзской конференции после Первой мировой войны впервые приняла участие делегация советской России. Тогда же был подписан и Рапалльский договор. Он заложил основы новых взаимоотношений России и Германии, которых объединяло общее для двух стран неприятие Версальского договора.

На 2022 год намечается очередное заседание совместной комиссии историков России и ФРГ, которое будет посвящено этой теме, поскольку вопрос об отношениях России и Германии очень актуален. "Дух Рапалло" поддерживался буквально до 1933 года, до прихода Гитлера к власти в Германии. Возрождение его относится к началу 70-х годов — это знаменитая восточная политика Вилли Брандта, которая ознаменовала резкое улучшение отношений между тогдашней ФРГ и Советским Союзом.

Напомню, что очень активно против улучшения отношений Германии с нашей страной выступал, прежде всего, британский премьер-министр, который ультимативно требовал категорически не подписывать германский договор с советской Россией. Сегодня этот сюжет снова на авансцене. Другие условия, другая ситуация, но по-прежнему в центре европейской политики две крупнейшие державы, от отношений между которыми зависит очень многое и на европейском континенте, и в мире в целом.

В нашей общей с Германией истории есть другая, совсем не мирная дата — летом исполняется 80 лет начала Сталинградской битвы. События Великой Отечественной войны уже традиционно становятся мишенью для фейковых атак. Российские историки к этому готовы?

Александр Чубарьян: Несмотря на то, что во многих странах мира улицы, площади и даже метро названы в честь Сталинграда, молодежь плохо знает историю. Я опрашивал во Франции молодых людей: три четверти не могли объяснить, почему метро или площадь в Париже называется "Сталинград".

В то же время наши западные коллеги, особенно из стран главных участников антигитлеровской коалиции, не отрицают значения Сталинграда. Другой вопрос, что они пытаются поставить Сталинград в ряд других сражений, которые были в Африке или Италии. Наша задача на предстоящий год состоит в том, чтобы, не отрицая роли второго фронта и ленд-лиза, четко расставить приоритеты. Сталинград — это переломное событие Второй мировой войны. Точка. После этой битвы был объявлен единственный в Германии трехдневный траур. На конференции великих держав Черчилль вручал Сталину меч Сталинграда, а не какого-то другого города. Мы еще раз напомним всем об этом. В этом году выйдет совместная с СНГ книга по истории Великой Отечественной. Есть идея провести и большую международную конференцию, посвященную Сталинградской битве.

Любители исторических аналогий вспоминают сегодня и Карибский кризис, которому в этом году исполняется 60 лет…

Александр Чубарьян: Необычайно актуальный сюжет. Я читаю различные отклики политологов, общественных и политических деятелей, пытающихся сравнивать события 1962 года, которые привели к Карибскому кризису, с сегодняшним днем. Тогда он возник из-за размещения советских ракет на Кубе, сегодня — связан с размещением опасных ракет у границ российского государства. Но конструктивнее анализировать не только причины кризиса, а то, как удалось его разрешить. Я думаю, что "карибские решения" — самый важный компромисс второй половины 20 столетия в международных делах. Он показал, как необходимы воля и желание избежать столкновения, избежать ядерной войны. Только что прозвучало совместное заявление пяти государств — постоянных членов Совбеза по поводу неприемлемости ядерной войны. Эти же точно слова, эти же мысли были на политической авансцене 60 лет назад.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь