Домой Все обо всем Как разведчик Анатолий Максимов десять лет играл роль предателя

Как разведчик Анатолий Максимов десять лет играл роль предателя

46
0

Сам Анатолий Борисович называл себя «чернорабочим разведки». Что лишний раз говорит о скромности капитана первого ранга, главного действующего лица многолетней операции «Турнир». В том споре разведок он взял на себя труднейшую роль «подставы», больше десяти лет играя роль предателя.

Как разведчик Анатолий Максимов десять лет играл роль предателя

Королевская канадская конная полиция (КККП) — это не ладные всадники на холеных лошадках. От названия веет красными мундирами и навозом. На самом деле под архаичной аббревиатурой КККП скрывается канадская контрразведка, считающаяся не только бесцеремонно жесткой, но и эффективной. Действует в теснейшем контакте с британской СИС и ЦРУ.

Именно канадцам в качестве предателя и ценнейшего источника на протяжении долгих лет "подводили" специалиста советского торгпредства, он же кадровый сотрудник ПГУ КГБ СССР, Анатолия Максимова.

В 2021-м Максимов неожиданно ушел из жизни. Мы были знакомы довольно давно, а толком поговорили лишь раз, когда показалось, что ковид ослабил свою смертельную хватку, и мы встретились на улице Правды.

Законы разведки суровы

В конце разговора я, может, чересчур настойчиво расспрашивал человека в мундире капитана 1 ранга о необъяснимых (для меня) странностях, которые никак не вязались с его собственной историей. Он по приказу разведки годами втирался в доверие к иностранным спецслужбам. Тщательнейше разработал и помог осуществить собственную вербовку. А после отчитывался перед своими за каждый разговор с канадцами. Как такое возможно?

— Но это же рутинная процедура, — втолковывал Максимов.

— Вам бы за это Героя, а не объяснения, — возражал я.

— Ну, во-первых, до Героя здесь далеко — чернорабочим его не присваивают. А во-вторых, и в главных, это закон разведки. Но вот чем я огорчен. Мало кто знает о людях разведки, которые, притворяясь предателями, обеспечивали безопасность своей страны.

Как стать подставой

Термин "подстава" обозначает внедрение своего работника в агентурную сеть иностранной разведки. Это сложный процесс, в котором наши спецслужбы используют ставшие известные им намерения чужой стороны завербовать нужного им человека.

Максимов долгие годы трудился за границей в научно-технической разведке. И, работая под прикрытием сотрудника торгпредства, всяческими способами добывал секреты на четырех континентах, успешно, как он говорил, взламывал преграды. Но стояла перед ним и другая задача. Очень глубинная и не из тех, что обязательно должна закончиться триумфом. Общаясь с иностранными коммерсантами, чуть не половина из которых были разведчиками или имели связь с СИС и ЦРУ, он исподволь создавал образ дипломата, привыкшего к комфортабельной жизни в зарубежье и очень побаивающегося ждущих дома материальных трудностей.

— До Героя мне далеко — чернорабочим у нас это звание не присваивают

И на это пристрастие к хорошей жизни "нужные люди" обратили внимание. Иногда к нему подходили знакомые коммерсанты или себя за них выдававшие, предлагали заняться в обход торгпредства или некими проектами, которые принесут выгоду. Максимов их выслушивал, иногда, чтоб раздуть огонек интереса, подбрасывал некие намеки: да, предложение, возможно, и стоящее. Однако прямых — вербовочных — подходов к нему не было.

Время активных действий пришло в Канаде. Работа "экономиста" на четырех континентах не осталась незамеченной. Однако партнеры из других спецслужб, видимо, дали знать Королевской канадской конной полиции, кто же на самом деле приехал в Монреаль. Канадцы были хорошо обучены. Но опытный разведчик вскоре понял, что его квартира полностью прослушивается. Вместе с женой — и верной помощницей — часто (и достаточно громко) обсуждали, как скопить побольше денег для Москвы. Что, если привезти из отпуска старинную икону и продать ее здесь подороже? "Осторожно" навел справки у одного точно вычисленного "коммерсанта" — сколько можно выручить? Только тихо, чтоб деньги из рук в руки. Тот, надо же, сразу пообещал свести с покупателями. И познакомил вернувшегося из Москвы с иконой Анатолия со своим коллегой по работе. По вопросам нового знакомца Анатолий Борисович сразу понял, по какой именно.

Дал себя завербовать

Перед окончательным отъездом из Канады последовало то, что называется "вербовочным подходом". В поезде Монреаль — Оттава к Максимову подсел человек, прямо представившийся руководителем подразделения Королевской конной полиции, занимающейся советскими гражданами. Обратился к нему от имени правительства Канады: "Если согласитесь поддерживать с нами контакты, предоставим вам письменные гарантии правительства".

План операции, названной "Турнир", сработал. Последующие контакты с представителем КККП состоялись уже в Москве. Сотруднику научно-технической разведки Максимову, работавшему под прикрытием Внешторга, позвонил один из администраторов канадской хоккейной команды, приехавшей в СССР. Проверял, на месте ли их потенциальный агент. И Максимов прекрасно сыграл роль человека, опасающегося, как бы канадская разведка его ненароком не выдала. Тут было важно не насторожить и не оттолкнуть противника.

Во время краткосрочной командировки в Торонто на него "случайно" наткнулся человек из поезда. Затем пошли и другие встречи. В конце концов Максимову было гарантировано, что в случае возникновения угрозы со стороны КГБ ему будет предоставлено канадское гражданство, открыты счета в банках Канады и Швейцарии и, главное, паспорт на фамилию Дзюба. Максимов не понял, а почему такая фамилия — Дзюба? Ему разъяснили: из-за вашего славянского акцента.

Ну а дальше все проходило по одинаковому сценарию. Выезжая в короткие служебные командировки, например, в США, Максимов-Дзюба встречался с канадскими разведчиками. Передавал заранее подготовленную "информацию", иногда позволял себе импровизацию, но точно выверенную. Канадцы ему благоволили. Подтверждением тому стало официальное письмо министра юстиции Канады, где говорилось о предоставлении мистеру Дзюбе гражданства. Правда, Дзюба едко заметил связнику, что его коллеги проявили явную небрежность. В одном абзаце Дзюба значился Мишелем, в другом уже Майклом. Но Максимов простил министра, сказав, что подобная ошибка могла произойти только в такой двуязычной стране, как Канада.

Дзюба настоял на том, что все сведения передает канадскому связнику только устно. Никаких письменных сообщений: вдруг они попадут в ненадежные руки. Канадцы согласились: пусть в устной форме, но вопросы они будут передавать заранее. Каждая встреча превращалась в испытание. Но Дзюба пользовался доверием. Его счет в банке рос, а наша разведка не только аккуратно снабжала канадцев отлично скроенной дезинформацией, но и все больше узнавала о методах их работы. Раскрывались имена профессионалов КККП, шпионивших в те годы в разных странах, как правило, под прикрытием должности первого секретаря посольства.

Но пришло время операцию "Турнир" завершать. И тогда в большой, тогда это называлось центральной, газете появилась статья о подрывной деятельности Королевской канадской конной полиции, действовавшей вместе с ЦРУ. Приводились сведения и о "завербованном русском коммерсанте". Два тома дела операции "Турнир" были сданы в архив без права доступа. Закрыли дело и канадцы. У них оно именовалось операция "Золотая жила". Но только золото в жиле было фальшивым.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь